Томас Хизервик: 6 фактов о движении, любопытстве и кукурузе

2

Британский гений архитектуры и дизайна, Томас Хизервик размышляет о роли движении в архитектуре, любопытстве и кукурузе как формоообразующем элементе.

О движении Иногда мне кажется, что движение — ключ ко всему, что мы делаем. Когда в проекте запланировано передвижение большого количества людей, это радикальным образом меняет всю архитектуру в целом. Хочется как можно точнее подчеркнуть желаемый маршрут передвижения с помощью различных архитектурных приемов. Запланировать больше дополнительных входов и лестниц, дополнить здание динамическими  конструкциями: переходами, мостами. Придать зданию такую форму, чтобы стимулировать у человека вопрос: а как оно выглядит с другой, нефасадной стороны? Я бы вообще стремился к тому, чтобы все стороны здания были одинаково интересны. Так же и предметы не должны быть статичны: они должны трансформироваться. Увеличиваться или уменьшаться в размерах, быть способными адаптироваться к различным помещениям. 

Раздвижной стол Friction.

О приманках для лентяев Людям свойственно собираться вместе, а общение друг с другом, в пору цифровой революции, становится все драгоценней. Сегодня часто нет прямой необходимости выходить на улицу: работать можно из дома, учиться по скайпу, продукты и лекарства привезут с доставкой. Раньше центрами притяжения служили церкви, библиотеки, общественные центры. Сейчас — необычные здания, выполняющие множество функций: где есть и музей, и отель, и медиатека, и кафе, и конференц-залы. Люди все чаще выходят из дома ради архитектурного аттракциона. Вот такими «приманками» я и люблю больше всего заниматься. Бесконечная лестница, как с рисунка Эшера, «подушки» вместо окон — в каждом моем проекте есть сильный прием. 

Проект башен в парке High Line, Нью-Йорк.

Об эффективности Невозможно представить ситуацию, при которой большие пространства в мегаполисах пустуют. Их нужно адаптировать и приводить в соответствие с текущими тенденциями и нуждами общества. К примеру, объекты, потерявшие свое назначение после крупных международных мероприятий — стадионы, гостиницы, общественные центры — их нужно реформировать и наполнять жизнью. К примеру, таким «лишним», неуместным зданием был нынешний Zeitz Museum of Contemporary Art Africa (MOCAA). Сейчас это едва ли не главная достопримечательность набережной Кейптауна. 

Завод Bombay Sapphire в Хэмпшире.

Об инженерных решениях За любой визуальной «поэзией» стоит инженерное решение. Меня всякий раз поражает, как сложно перенести желаемый образ с эскиза на язык стройматериалов, но именно этим я и занимаюсь всю жизнь. Дизайнеру не стоит идти на компромиссы и упрощать свой проект только потому, что на первый взгляд он кажется невыполнимым. Ищите хорошего технолога, инженера. Изобретайте новые способы достичь желаемого. К примеру, в центре Coal Drop Yards на Kings Cross все говорят о «поцелуе двух крыш», и основное новшество там — именно инженерное. Нужно было найти такое решение, при котором структура без опоры на колонны поддерживала бы саму себя, сращивалась частями и вместе с тем могла свободно соединяться с уже существующей традиционной линеарной постройкой. 

Торговый центр Coal Drops Yard в Лондоне.

О любопытстве Одна из главных движущих сил человека — любопытство. Если вы хорошенько задумаетесь над тем, чем удивить и увлечь — решения найдутся сами собой. Особенно важен этот wow-эффект для музеев, просто в «музей» вы публику уже не заманите. А вот если человек сходил в музей и неделю рассказывает, как там было невероятно, значит, вы добились своей цели.  У любого проекта должны быть «сердце» — что-то, заставляющее вас уделить ему время. Должно быть приглашение к взаимодействию: свернуть-развернуть мост, найти нужную галерею или выставочное пространство тремя способами, один другого интереснее. Вы должны почувствовать себя в этом проекте, понять, как вы в нем участвуете.

Музей современного африканского искусства — Zeitz Museum of Contemporary Art Africa (MOCAA) в Кейптауне.

О роли кукурузы в строительстве музея Мы долго решали, какую форму придать атриуму музея Zeitz. Просто частично срезать бетонные трубы — это выглядело бы скучно и давало бы слишком регулярную, даже депрессивную картинку. Решение никак не находилось до тех пор, пока мы не заполучили образец зерна той самой кукурузы, которая хранилась на этом складе зерна. Мы ее отсканировали цифровым способом и увеличили в масштабе до размеров 10-этажного здания. Так гигантское зерно кукурузы создало эту фантастическую геометрию внутри музея.

Источник: interior.ru