Раф Симонс: пять мыслей о времени и побеге из системы

0

Бельгийский дизайнер Раф Симонс, в резюме которого такие позиции как креативный директор Jil Sander, Dior, Calvin Klein, — необычная звезда на небосклоне фэшн-индустрии.

Раф Симонс — промдизайнер, выбравший моду вместо мебели, арт-коллекционер, любящий текстильные коллажи Майка Келли, броский цвет Джима Лэмби, Кондо и керамику Пикассо. Минималист с особым чувством цвета и человек, эмоционально увлеченный садом.

Легенда итальянского дизайна кресло Марко Дзанузо Lady в обивке Kvadrat/Raf Simons.

В 2014 году датский производитель текстиля Kvadrat и Раф Симонс объявили о сотрудничестве, выпустив 4 совместные интерьерные коллекции. Сегодня мебельный текстиль Рафа Симонса впервые появился в продаже в Москве. Эксклюзивное право представлять коллекции Kvadrat/Raf Simons в России получил салон Krassky.

Kvadrat/Raf Simons.

Почему Раф Симонс думает о том, чтобы уйти из моды? Как можно успевать больше, не уставая от профессии и почему иногда полезно представлять себя художником вне системы?

О времени Все-таки время довольно странная штука. Когда я жил в Антверпене и делал только две мужские коллекции в год, я думал, что был занят по-настоящему. Теперь у меня бывают периоды, когда приходится выпускать по шесть коллекций в год для нескольких марок (как несколько лет назад для Dior), а времени осталось столько же. Вероятно, дело в том, что мой мыслительный процесс никогда не останавливается, я все время думаю. Самое сложное это переключаться. 

Kvadrat/Raf Simons.

О свободе Мне не всегда удается долго оставаться в строго очерченных рамках. Оказалось, что создавать несколько лет подряд строгую минималистскую одежду для Jil Sander в разы сложнее, чем одежду для Dior, где я чувствовал большую стилистическую свободу. Художники живут немного по другим принципам. Они что-то делают в мастерской, и когда они чувствуют, что готовы показать это миру — они показывают. У модельера же всегда есть четкие сроки, они должны в них уложиться. Только один модельер жил как художник, это был Аззедин Алайя. В каком-то смысле я тоже начинал, как аутсайдер. Меня никогда особо не интересовала шумиха, фотографы. Вообще же интересно размышлять, каким сейчас может быть модельер-аутсайдер. Или он будет делать что-то не совпадающее с мейнстримом, но оставаться в этой же системе координат, либо вообще не соотноситься с существующей системой. 

Кресла Джо Понти, Molteni&C в обивке Kvadrat/Raf Simons.

Об энергии поиска Люди только тогда начинают по-настоящему ценить что-то, когда им нужно это нужное долго искать. Неважно, впечатления это или вещь. Когда я рос в деревне, где не было ни интернета, ни телефона, ни клубов, ни журналов. Я не мог ни с чем, меня окружавшим, соотнести свои стремления. Это случилось только после нескольких лет непрерывных поисков. Но когда я это нашел, то узнал немедленно. Сейчас ситуация совершенно другая, энергия поиска почти исчезла. Возможно, это связано с большей доступностью всего.  

О концепции Невозможно что-то последовательно делать десять, двадцать лет подряд, если не иметь ввиду нечто большее, чем ты занимаешься. Я бы не смог думать исключительно об одежде.

Кресла Ligne Roset в обивке Kvadrat/Raf Simons.

Об эмоциях  Я довольно эмоциональный человек, даже назвал бы себя хрупким. Мне свойственно уходить в себя, подолгу размышлять. Я легко могу представить, как я бы производил одежду один, без помощи других. Этот процесс очень напоминает работу над дизайнерскими объектами: я учился на промышленного и мебельного дизайнера. Но тогда, в юности, мне хотелось противоположного, хотелось разделять энергию созидания с другими людьми, и казалось, что мода как раз этому желанию отвечает. 

Экспозиция в Kvadrat/Raf Simons в салоне интерьера KRASSKY. Автор — дизайнер Марина Бессонова. Фото Александр Володин.

Источник: interior.ru