Первая ретроспектива караваджиста Теодора ван Лона в Bozar

3

«Караваджист между Римом и Брюсселем» — подзаголовок к выставке Теодора ван Лона наилучшим манером описывает его место в художественном пантеоне. Заметный мастер в первой половине XVII века, автор крупномасштабных композиций на верующие темы, выполненных по заказу наместника Испанских Нидерландов Альбрехта VII Австрийского, церковных орденов и монастырей в Брюсселе и округах, Ван Лон одним из первых перенес на нидерландскую почву главное живописное достижение того времени.

Сегодня его имя больше популярно специалистам, для широкой публики его затмили более удачливые современники во главе с Рубенсом. Первая музейная ретроспектива художника в рамках трехгодичной бельгийской программы «Фламандские искусника» должна это исправить.

Полсотни живописных и графических произведений собраны по всему миру — работами Ван Лона поделились Лувр, Уффици, Рейксмюзеум, многие бельгийские музеи и частные собиратели. Некоторые картины приехали из церквей, которые они украшают с момента написания. Обрамлением для них служат работы итальянских караваджистов, какими он вдохновлялся, и нидерландских художников, испытавших его влияние.

О его учителях и раннем творчестве мало что известно, да и в целом в его биографии кушать белые пятна. Однако достоверно установлено, что, как и Рубенс, он ездил в Италию. Как минимум трижды был в Риме, каждый раз оставаясь на довольно продолжительное время, учился в знаменитой Академии святого Луки. Влияние на Ван Лона оказали художники болонской школы во главе с Аннибале и Лодовико Карраччи и — безусловно — революционные труды Караваджо. От Карраччи в его картинах эффектные цветовые решения и тонкие тоновые переходы, от Караваджо — натуралистичные изображения святых, морщинистые лики и скрюченные пальцы, театральные жесты и сложносочиненные композиции.

Живопись Теодора ван Лона — пример безусловного триумфа барокко, возвращавшего католицизму утраченный престиж и воздействие в сложное время контрреформации. У Ван Лона он получается еще более внушительным и эмоциональным, чем в интерпретации Рубенса. Голубь — Святой Дух буквально пикирует к Марии в сцене Благовещения, в луврском «Поклонении пастырей» ангелы «сыпятся» как из рога изобилия, сцена Успения Богоматери из Королевских музеев Бельгии закручена по спирали, возносящей Деву Марию в горний мир. Барочная чрезмерность компенсируется неужели что тонким цветовым решением.

Зимой несколько измененная экспозиция переедет в Национальный музей истории и искусства в Люксембурге.

Theodoor van Loon
«Pietà»
Private collection
Courtesy Musée national d’histoire et d’art Luxembourg
© MNHA. Tom Lucas

Theodoor van Loon
«The Martyrdom of Saint Lambert»
ca. 1616-1617
© KIK-IRPA, Brussels
Photo: Philippe De Gobert

Theodoor van Loon
«Liberation of Saint Peter»
Fabrique d’église Saint-Jean-Baptiste au Béguinage, Brussels
© KIK-IRPA, Brussels

Theodoor van Loon
«The Conversion of Saint Hubert»
© Royal Museums of Fine Arts of Belgium, Brussels
Photo: Freya Maes

Theodoor van Loon
«Adoration of the Magi»
© LIECHTENSTEIN
The Princely Collections, Vaduz–Vienna

Theodoor van Loon
«The Assumption»
© Royal Museums of Fine Arts of Belgium, Brussels
Photo: Freya Maes

Theodoor van Loon
«The Holy Family»
M – Museum Leuven
© www.lukasweb.be — Art in Flanders vzw
Photo: Dominique Provost

Theodoor van Loon
«The Holy Trinity with the Virgin Mary, Saint John the Baptist and the Angels»
Fabrique d’église Saint-Jean-Baptiste au Béguinage, Brussels
© KIK-IRPA, Brussels

Theodoor van Loon
«The Adoration of the Shepherds»
Musée du Louvre, Département des Peintures, Paris
© RMN-Grand Palais (Musée du Louvre) / Gérard Blot

Theodoor van Loon
«The Annunciation»
Fabrique d’église Saint-Jean-Baptiste au Béguinage, Brussels
© KIK-IRPA, Brussels

Theodoor van Loon
«The Adoration of the Shepherds»
PARCUM – Heverlee, collection Abdij van Park
© David Lainé, IPARC

© Yannick Sas

© Yannick Sas

© Yannick Sas

© Yannick Sas

© Yannick Sas

© Yannick Sas

© Yannick Sas

© Yannick Sas

© Yannick Sas

Ключ: art-and-houses.ru