Константин Грчич: пять мыслей о «дизайне для всех» и «дизайне для своих»

0

Константин Грчич и переносной светильник May day, Flos.

Дизайнер, которому удалось переосмыслить внешний вид многих окружающих нас предметов, Константин Грчич, рассказывает, почему дизайн это искусство коммуникации и как связаны футбольный мяч и стул.

О спорте и дизайне. Я часто нахожу интересные идеи проектирования в спортивных снарядах. К примеру, для своего стула One для Magis я использовал тот же принцип, что и в футбольном мяче. Под определенным углом панели соединяются между собой. И это не единственный случай, когда я подсматриваю за экипировкой спортсменов. У меня имидж серьезного человека, который редко улыбается, но я ко всему прочему азартный футбольный болельщик, болею за мюнхенскую команду. И до сих пор ищу компанию, с которой мог бы создать идеальный велосипед.

Серия стульев One для Magis.

 О несовершенстве Обо мне может сложиться однобокое представление как о дизайнере, склонному к совершенным идеям. Дом, карандаш, зонтик или мусорная корзина — все одинаково серьезно для меня. Но дело в том, что больше всего на свете я люблю в окружающих вещах несовершенство и не люблю всезнаек. Возможно, поэтому я так увлеченно создавал вещи для японской компании Muji, для бренда без бренда, дизайн без дизайна. Вещи, которые выглядят естественно, но эта естественность рождена веками размышлений о предмете. 

Константин Грчич объединил усилия с брендом Aeance для создания коллекции устойчивой моды, которую он называет «взглядом промдизайнера на одежду».

О дизайне «для всех» Я никогда не занимаюсь интерьерами, но есть небольшое исключение, когда меня просят создать витрины (я оформлял несколько раз витрины Hermès в Токио). Это тот случай, когда дизайн выполняет свою основную, коммуникативную фукнцию. У витрин огромная аудитория, их видят в том числе и те, кто ни при каких обстоятельствах не пойдет в музей дизайна. Вместе с тем витрина — это временная и весьма непродолжительная выставка, при создании которой у дизайнера есть с одной стороны полная свобода фантазии, с другой — ограничения по времени, бюджету и качеству исполнения. Больше всего в дизайне меня, наверное, интересуют отношения объекта и человека. Когда не сведущий в дизайне человек эмоционально откликается на незнакомые идеи. Витрины выполняют эту работу лучше всего. 

Константин Грчич заново изобрел стул. Его высказывание Primo для итальянской марки Mattiazzi звучит просто, лаконично и рационально.

О дизайне «для своих» Есть аспект, часто вызывающий резкую критику: это дизайн для дизайнеров. В этом поле создаются вещи для профессионалов, это настоящий авангард, который требует доработки в узкой среде заинтересованных лиц (дизайнеров, производителей, представителей бизнеса). И для меня чрезвычайно важно посредством проектов говорить с людьми, понимающими коды дизайна. О том, что не лежит на поверхности, что предназначено для внутреннего круга людей. В этом поле возможны долгосрочные и дорогостоящие эксперименты, которые не позволяет текущая рыночная ситуация.  

Константин Грчич. Hieronymus Minero. Тираж: 8 экз. + 2 авторских копии+ 2 прототипа. Композит. Galerie Kreoo.

О юморе в дизайне Мне не нравится распространенное отношение в дизайну как к развлечению. Часто говорят, что в моих вещах проскальзывает юмор, ироничное отношение. Но я бы не стал это обозначать как «юмор». Скорее нужно говорить об ответственности каждого дизайнера за то, что он делает. Сложно представить, но в этой работе степерь ответственности и концентрация невероятно высока: наверное, как у врача. Мы живем среди вещей, которые нам полезны и нужны. Но вместе с тем кругом огромное множество предметов с противоположным смыслом: они или фрустрируют, или заставляют нас выглядеть глупо, или просто неудобны в использовании. Да, вероятно доля юмора у меня есть, но это скорее часть понимания несовершенства нашего мира, со всеми его комическими и трагическими сторонами.

Инсталляция бетонной мебели, выпущенной ограниченным тиражом, в здании архитектора Пьера Луиджи Нерви, Рим, 2017

Источник: interior.ru