Александр де Бетак: «фэшн-шоу будут меняться…»

1

Культовый продюсер, автор головокружительных модных дефиле, Александр де Бетак — о новоиспеченных вызовах, пользе ненужного, версальском паркете и неоне. В интервью журналу ИНТЕРЬЕР+ДИЗАЙН.

«Зрелище должно волновать, оно надлежит запоминаться, быть оригинальным и обладать сильным эмоциональным градусом. Иногда первый эскиз выходит слишком модернистским, и необходимо умерить жесткость органикой. Иногда пространства получаются слишком минималистичными или слишком футуристичными. Я начинаю искать противоядие. Размышляю, чем оттенить, чем приправить. Иногда проект выглядит слишком мускулинным, надо добавить женственности. Все, как в кулинарии, цель — оригинальный, но сбалансированный вкус. Если что-то вам по-настоящему нравится, велика вероятность, что это понравится и иным. Эта формула придумана не мною, но я с ней согласен.  

«В Bureau Betak мы стали вводить цифровые технологии раньше всех, сейчас думаем, как делать цифровой контент лучше всех и вообще влиять на тренды в этой области». Фото Marie-Laure Dutel.

ДИКТАТ ИНФЛЮЭНСЕРОВ  Фэшн-шоу будут меняться. Триггером этих изменений служат технологии, новоиспеченные медиа, социальные сети и новая экономическая ситуация. Социальные сети поменяли саму цель нашей труды. Изначально модный показ делался для клиентов, потом их стали проводить для профессиональной прессы,  потом для телевидения и глянца, после для интернет-трансляций и, наконец,  сейчас никто не скрывает, что мы работаем для соцсетей. Это значит, что ваш спектакль люди снимают на телефон, моментально выкладывают в аккаунтах и тяни мир смотрит его также в телефонах.

Saint Laurent SS19. Фото Daniel Salemi.

Люблю, когда мне звонят и упрашивают «Бетак». Жанр может быть любым — модный показ, выставка, интерьер…

Dior Couture FW18. Фото Raphael Dautigny.

В Bureau Betak мы сделались вводить цифровые технологии раньше всех, теперь думаем, как делать цифровой контент лучше всех и вообще воздействовать на тренды в этой области. Обычно — сняли шоу и начали его обрабатывать. Мы делаем наоборот: сначала сделана визуализация, клиент ее видает, а уже на ее основе мы проводим показ в реальности. И это в корне меняет работу: вы думаете по-другому, проектируете по-другому, вам нужны иные специалисты. Поэтому мы открыли подразделение Betak Future.

Dior Pre Fall 15. Токио. Фото Martin Holtkamp.

1500  В нашем портфолио 1500 шоу, мне тяжело выбрать фаворитов. Лувр с дельфиниумами (да, мне дороги все проекты с природой и цветами), Atomic Jungles с Рафом Симонсом. Ранние шоу Dior с Джоном Гальяно, на мой взор, очень интересны. Они были футуристичными, модернистскими и здорово контрастировали с самими коллекциями. Среди более поздних я весьма люблю показы для Saint Laurent, например, нашу гигантскую металлическую конструкцию State Liberty Park с шестью тысячами ламп — эффектное зрелище, весьма «Бетак». Но самый «Бетак», конечно, — наш зеркальный куб — я ставил на Красной площади, потом использовал в других пунктах.

Zegna SS19. Фото Bureau Betak.

О ПОЛЬЗЕ НЕНУЖНОГО  У меня нет обычного рабочего дня. 50 % поре я провожу вне дома. Джетлаг — мое обычное состояние.  Часто просыпаюсь очень рано, два часа работаю за компьютером — испытываю письма, смотрю эскизы, думаю о проектах. Только потом начинается утро — я завтракаю, умываюсь. Дальше все зависит от того, где я и «какая стадия» проекта. У меня кушать одно правило — чтобы ни происходило, я стараюсь получить удовольствие.

YSL FW18. Фото Raphael Dautigny.

В молодости я начинал как фотограф, и до сих пор камера вечно со мной. Иногда мне кажется, что я снимаю больше, чем успеваю увидеть. На прошлой неделе был в Перу, работал в Лиме и Куско: инки, индейская цивилизация, испанское завоевание с невероятно мощной эстетикой барочного католицизма. Два месяца назад был в Японии, сейчас — я в Коста-Рике. В своей фотомастерской я внимательно сортирую материал, перемешиваю кадры, рассматриваю их, исследую, и нередко идеи приходят в голову. Мне нравятся «лишние» впечатления. Заставляю себя увидеть то, что мне точно не нужно: забрести в зоны, куда обычно не ходят. Это мой принцип. Подсказки приходят именно там, где мне нечего делать. 

Kimono Roboto. Фото Martin Holtkamp.

ДОМА В Манере БЕТАК Когда я делаю интерьеры, все они всегда очень «Бетак», но ни один не похож на другой. Жилье в Нью-Йорке — минималистичный, японский, по-ньюйоркски весьма артистичный пустой лофт с обилием необработанного кедра. Дом на Майорке — весь в белой штукатурке, мягкий, ни одного угла, все скругленное, немало деревенского грубого льна. Я добавил технологичных объектов из камня и глины, сам спроектировал TВ, колонки, спрятав технику в натуральные материалы. Сейчас переделываю квартиру в Париже. У меня изменилась житье. Новая семья, маленький ребенок. Надо начинать все сначала. И я решил выставить на аукцион всё.

«Что делает меня блаженным? Любое открытие. В том числе относительно собственных вкусов». Фото ADB Presse.

Там были вещи, которые я любил, прообразы моих собственных работ (скамейка и стеллаж Lucide, например), много неона и моя страсть — коллекция кинетического искусства. С чем-то было жалко расставаться, зато теперь появились деньги, чтобы покупать снова. Парижский дом — особняк XVII века — натуральная парижская классика, фундаменты XVI века! Мы отреставрировали версальский паркет, по старинным технологиям восстановили двери и окна. Стены покинули максимально аутентичными, по ним вы можете считать многовековую историю.

Парижская квартира Александра де Бетака.

Мы дошли до скелета дома, перебрали все его косточки. Невообразимо увлекательное занятие, кстати. В интерьерах я устроил микс из ранних 1940-х, добавил густавианского стиля, немножко модернизма, немного брутализма и очень интересные 1980-е. Палитра составлена так, что цветов много, но все они с ощущением припудренности.

Одинешенек из шедевров Bureau Betak — холм с 300 дельфиниумами во дворе парижского Лувра. Показ Christian Dior SS 2016.

Мое спасение — камера. Я снимаю вяще, чем успеваю увидеть. Потом эти кадры дарят мне идеи.  

ОХОТА ЗА ДИЗАЙНОМ Я покупаю винтаж. Он меня вдохновляет. Если я хватаю что-то современное, то только в пандан к винтажной вещи. Моя предыдущая парижская квартира была наполнена предметами 1960–70-х. Сейчас мне увлекательна этника, выискиваю шедевры 1910-х годов, и очень мне нравится цветное стекло 1950-х. Конечно, я много гляжу и выбираю вещи на блошиных рынках, многое привожу из путешествий. Иногда за что-то бьюсь на аукционах и редко покупаю в галерках, потому что мы с галеристами ищем вещи в одних и тех же местах. 

Что делает меня счастливым? Любое открытие. В том числе сравнительно собственных вкусов. Например, мне казалось, что стиль ар-деко для меня слишком жесткий и ужасно буржуазный. Но мне стали нравиться отдельный вещи. Жан-Мишель Франк, например. Потом я думал, что не люблю постмодернизм, он казался мне насквозь фальшивым, но вдруг я заметил, что мне нравится Соттсасс. В детстве я терпеть не мог чеснок, много лет заставлял себя его есть, теперь сам ищу его на рынке. Я счастлив, когда мне удается полюбить то, что ранее ненавидел. 

«Куда бы я ни ехал, стараюсь максимально утрамбовать график: быстро провести встречи, быстро закончить переговоры, покинуть как можно больше времени походить-посмотреть вокруг».

Источник: interior.ru