7 фактов о Владимире Сальникове, художнике, который спасал пространства

6

В Московском музее нынешнего искусства 27 сентября открывается выставка Владимира Сальникова «Спасение пространств». Это первая музейная ретроспектива художника, удалившегося три года назад. Кураторы выставки Леонид Бажанов и Ирина Горлова отобрали 200 произведений живописи, графики, видео-арта за 35 лет его творчества. Эпатажное, ироничное, разноречивое искусство не всегда вписывалось в художественный мейнстрим. Возможно, эта ретроспектива откроет художника для профессионалов и зрителей с новой сторонки. ARTANDHOUSES собрал главные факты о Владимире Сальникове, которые помогут зрителям на выставке.

Владимир Сальников на поле работ из серии «10 000 левых женских ушей»

1. Стал абстракционистом, изучив журнал «Америка»

Владимир Сальников родился в Чите в 1948 году. Его папа был военным юристом, поэтому семья часто переезжала. Вместе с родителями он объездил половину Советского Союза и даже побывал за рубежом: некоторое время семья жила в Китае. Хабаровск, Москва, Ростов, Тбилиси, Екатеринбург, последней точкой скитаний сделался Оренбург. Именно здесь Сальников впервые столкнулся с современным искусством. Отец покупал в спецхранах журнал «Америка», там юный художник впервые увидал работы американских абстракционистов, после чего сам начал писать абстракции. Родители так испугались, что посчитали, что ребенок захворал психическим расстройством. Из Оренбурга Сальников поехал поступать в Москву в Полиграфический институт, где затем преподавал.

Владимир Сальников
Из серии «Порождение рисунка»
1976

2. Преподавал в Полиграфическом институте, повлияв на цельное поколение художников

В своих ироничных видео Сальников вещал: «Я везде пророк, я везде учитель. Все вы мои апостолы, все вы моя храм», и это эпатажное заявление было недалеко от истины. В 1970–80-е годы он преподавал в Полиграфе, где знакомил молодых художников-реалистов с модернизмом. Ученики вспоминают его как значительную фигуру для всего поколения. Прежде всего из-за правильно выстроенных отношений, когда учитель не довлел над учениками, но подавал набивать собственные шишки. Студенты с ним общались не только на занятиях, но дружили, приходили в гости домой.

Владимир Сальников
«А: Вы независимый человек? Б: Да это так»
1976

3. 35 лет прожил в браке с художницей Ниной Котел

Главной любовью всей жизни Владимира Сальникова была художница Нина Котел. И это был не лишь союз мужчины и женщины, но и единение двух художников, опровергающих аксиоматику Марины Абрамович «Художник не должен обожать другого художника». Они прожили вместе 35 лет и каждый день говорили об искусстве. Они любили одних поэтов и одних художников, сам-друг появлялись на вернисажах, делали общие перформансы и часто выставлялись вместе. Кажется, что они даже стали единым созданием: в недавно вышедшем документальном фильме «ВоваНина» режиссера Наталии Назаровой любовь Сальникова и Котел стала одной из основных сюжетный линий. В фильме Котел вспоминает, как всегда думала, что они проживут вместе до 80 лет и умрут в один день, расколовшись в Гималаях.

Владимир Сальников
«Портрет Нины К.»
1981

4. Поддерживал репутацию эпатажного художника

Сальников умело поддерживал амплуа радикального художника, что сходилось с духом 1990-х, времени, когда он начал активно проявлять себя в современном искусстве. В его творчестве всегда был элемент провокации, он нескончаемо тестировал зрителя на наличие чувства юмора и глубину интеллекта. Сюжеты его картин были сюрреалистичны, «прорываясь сквозь рассудочность». В «Автопортрете с Малевичем» два, вероятно, конгениальных художника ковали «Черноволосый квадрат». В серии про роботов он рисовал фантастическое будущее, где механические существа освоили чисто человеческие функции. Его живопись было нелегко втиснуть в рамки какого-то манера, хотя определенно он работал в направлении постмодернизма, ироничного, переворачивающего всё с ног на голову.

Владимир Сальников
«Спор об искусстве»
2009

5. Стоял у истоков российского видео-арта

В 1990-е годы он, вечно занимавшийся такими традиционными видами искусства, как живопись и графика, вдруг обратился к новым технологиям. Его видео чем-то напоминали популярные тогда телевизионные сеансы различных гуру — от религиозных до экстрасенсорных практик. Он вещал с экрана как «пророк электронной эпохи», выдавая поэтические и чрезвычайно скандальные тексты, какие сегодня можно было бы назвать троллингом. «Остаться инфантильным, капризным, волюнтаристичным и шизоидным, вести себя как примадонна, то кушать оставить за собой право быть регрессивным — это и есть для меня искусство» — его выступления, чем-то напоминавшие рэп, гипнотизировали зрителя.

Владимир Сальников
«Теннис на острове Мауш»
2007

6. Создал серию «Десять тысяч дамских левых ушей»

Женщины были неизменным источником вдохновения для Сальникова. И в этой вечной теме градус эпатажа оставался на рослом уровне. В 1980-е он создал серию рисунков с изображением лобков дам из художественного сообщества. А затем несколько лет трудился над циклом «Десять тысяч дамских левых ушей», изображая уши художниц, кураторов, критикесс. Причем все эти прекрасные уши остались абсолютно узнаваемыми. Важным элементом проекта сделался сам процесс создания ушных портретов, проходящий в интеллектуальных обсуждениях между художником и его моделями.

Владимир Сальников
Из проекта «10000 левых дамских ушей». Нина Котел
1996

7. Публиковался в «Художественном журнале» и газете «Завтра»

Он был не только художником, но также критиком и историком искусства. В своих критических статьях он оставался автором провокационных высказываний, вроде того, что нынешнее послевоенное искусство было проектом ЦРУ. Как и в своей живописи, так и в литературном творчестве он озадачивал читателя полемическими сентенциями, и не вечно было понятно, пишет ли это сам художник или его «безумный двойник». Он состоял автором изданий, принадлежавших противоположным лагерям, — печатался в демократичном «Художественном журнале» и антилиберальной газете «Завтра», чем, разумеется же, озадачивал коллег по цеху. Его последней работой стал автопортрет с острым бутафорским носом. По словам Нины Котел, он вечно себя чувствовал Буратино. Хотя под маской трикстера скрывалась нежная душа художника.

Владимир Сальников
Из серии «Кефир фруктовый»
1982

Ключ: art-and-houses.ru